Политическая партия "Ата Мекен"

Тилек Токтогазиев о кислородных станциях, волонтерах и участии в выборах

В условиях карантина Kaktus.media проводит интервью в Instagram. По просьбе читателей на очередное интервью редакция пригласила бизнесмена, активиста волонтерского движения, который собирается стать кандидатом в депутаты, Тилека Токтогазиева.

— Сейчас я в Ананьево (Иссык-Кульский район, Иссык-Кульская область). Мы объезжаем побережье, чтобы установить кислородные станции, которые мы сделали ранее в стационаре «Сейтек».

— Как вы оказались вовлеченным в волонтерское движение? Это решение приходит постепенно?

— Можно быть равнодушным к тому, что происходит вокруг, а иногда чувствуешь сопричастность и ответственность за все происходящее. Если мы будем надеяться на власть, то далеко не уедем.

Мы живем в Кыргызстане, а не в другой какой-то стране, где власти решают проблемы и ищут выход из кризиса. Люди должны брать ответственность за свою судьбу и государства.

5 марта я потерял отца именно из-за системного кризиса в здравоохранении.

20 декабря 2019 года врачи сделали ему небольшую операцию во время воспаления. Тем самым были запущены раковые процессы. Я отвез его в Турцию, в лучшую клинику, но процедуры, сделанные в Кыргызстане, ускорили его уход.

Я предложил жене использовать номер отца 0772 51 51 50 как номер для приема заявок от врачей, которым не хватает СИЗ. Врачи заполняли анкету. Таким образом мы сформировали за короткое время базу данных, позволяющую понять, где есть проблемы.

Нам помогали все, и находящие за рубежом тоже. Мы шили защитные костюмы, себестоимость которых составляла 240-360 сомов. В это время государство закупало СИЗ по 1,5 тыс. сомов.

Я искренне не понимаю, как можно в такое время получать сверхприбыль? Закладка маржи в 200-300% — уму непостижимо.

Мы раздали врачам 15 тыс. СИЗ и десятки тысяч респираторов. Причем оформляли мы все по документам с помощью наших помощников. Мы потом еще сделаем аудит помощи для отчета перед обществом, чтобы показать, что мы не взяли ни одного сома.

— Волонтеры получают зарплату? Ведь сейчас их очень много. Создается впечатление, что люди работают ради денег.

— Нет, конечно, ничего не получают. Но, к сожалению, сейчас ситуация с волонтерским движением изменилась. Если весной все делали от души, то летом некоторые начали пиариться. Например, Фонд Исмаил-ата (фонд Матраимовых). Начали делать банальное шоу и пиариться на этом. Недавно показывали видео из Оша, про девушку, которую спасли практически от смерти, а на следующий день она уже живая-здоровая благодарит ребят и фонд. Я искренне этого не понимаю.

 

О бизнесе

— Теперь давайте поговорим о Тилеке-предпринимателе.

— С 18 лет я занимаюсь предпринимательством. Мой стартовый капитал составил 2 тыс. сомов, которые дали мне родители. В бизнесе много чего уже случилось. Были и взлеты, и падения. Не раз я терпел банкротство. Самым сильным потрясением стал 2016 год, когда я потерял около 12 млн сомов.

— Почему так получилось?

— Я занимался разными видами бизнеса, например, продажей соков. Первый серьезный бизнес мой я организовал с одноклассником-другом. Мы занялись продажей кислородных коктейлей. И оттуда мои знания о том, как работать с кислородом. Мы тогда заказывали кислородные концентраторы. Но бизнес совершенно не пошел. Никому коктейли оказались не нужны. Но потом этот бизнес перерос в кофейню.

Кислородные концентраторы валялись у меня просто так, пока я не узнал, что КР занимает одно из лидирующих мест в мире по болезням легких. Тогда же я занялся поставками концентраторов в страну. Но позже крупные компании начали заниматься поставками и демпинговать цены. Тем не менее это стало толчком к развитию, потому что ранее концентраторы возили только под заказ и люди, не дождавшись их, умирали. Я хорошо знаю эту тему и мне не составило труда открыть кислородные станции.

— Во время пика три недели назад люди покупали концентраторы по невероятным ценам. Какова реальная стоимость аппарата?

— В Китае качественный аппарат с сертификатами продается за $228-270, доставка обходилась $150 и к тому же налоги. В итоге все обходилось в $420. И меня удивляли объявления о том, что себестоимость аппаратов $800.

— Вас, наверняка, пугали, что с бизнесом возникнут проблемы?

— У меня обворовывали офис, жгли теплицы, но я не буду бояться. Почему я — человек, который честно работает, должен кого-то бояться?

 

О политике

— Я всегда говорил, что кыргызская политика у меня ассоциируется с сараем в навозе, который никто не хочет чистить. Все говорят, чтобы я туда не шел, потому что там много дерьма, будет вонять и можно запачкаться.

Но мы живем рядом с этим сараем или даже в нем. И если мы будем отрицать его существование, то ничего не изменится, дерьма меньше не станет.

Я понимаю, что в чистых туфлях и белой рубашке долго пробыть не получится. Много чего скажут, но у меня, действительно, искренние намерения. Я хочу передать детям новую страну.

Последней каплей для меня стала смерть отца, когда я понял, что надо менять все в корне, а наблюдая со стороны этого сделать не получится.

— Почему именно «Ата-Мекен»? Наверняка поступало множество предложений?

— Действительно, предложений было много. Мне предлагали пойти в «Мекеним Кыргызстан». Но я их сразу послал. Это люди, с которыми даже здороваться нельзя. Этот вопрос даже не обсуждался. Мне предлагали инвестиции в миллион долларов, но мне этого не нужно. Это оттолкнуло меня еще больше. Они не хотят создания мощного оппозиционного блока, на мой взгляд.

А вот тот же Текебаев, конечно, совершил ряд ошибок, но добивался своего, уходя в оппозицию к президентам-драконам. Сариев мне тоже импонирует.

Я понимаю, что когда воры и коррупционеры объединяются ради власти, то им должна быть противопоставлена оппозиция, у них ничего не получится. Мы знаем много случаев, когда к власти могли прийти хорошие партии с чистыми помыслами, но они даже не приближались к тому порогу, который необходим для попадания в ЖК.

Я не член партии «Ата-Мекен», а член альянса. И если я попаду в парламент, то хочу пересмотреть все законопроекты, которые касаются свободы слова, и те, что будут способствовать развитию бизнеса. Все законы, которые разрушают достижения демократии, должны быть аннулированы.

А еще я хочу убрать забор вокруг «Белого дома», потому что именно с него началась драконизация власти.

Эти штыки — шипы драконов. Мы должны их убрать.

Люди должны ходить мимо фонтанов, а депутаты с президентом должны видеть всех граждан.

Я спокойно отношусь к критике, если она конструктивная и ведет к прогрессу. Если критика идет через принижение человека, то мне просто жалко таких людей. Я желаю таким людям просто заниматься саморазвитием, тогда они поймут все процессы.

Share on facebook
Facebook
Share on twitter
Twitter
Share on telegram
Telegram
Share on whatsapp
WhatsApp
Share on email
Email

Последние новости